Древние русские селения 9-14 вв

Услуги ГИДРОМОЛОТА ГПМ120 (1 ГПМ 200.jpg)

Древние городища - занимают значимое место в истории культуры страны. Обилие заключающихся в них материалов, несмотря на характерную их специфичность, дает шанс использовать клады для понимания самых разных граней эволюции русской культуры.

Для истории искусства, истории ремесла, истории нарядов, внутренней и внешней торговли русские материальные клады служат богатейшим историческим источником. Спрятанные в час опасности и не достанные из тайника по причине смерти их владельцев, клады указывают на районы, подвергшиеся опустошениям в результате набегов кочевников, барских усобиц, сильной классовой борьбы. Древние клады составлены как правило из разных ювелирных вещей, украшенных многоцветной эмалью, драгоценными камнями, мельчайшей зернью, узорами, жемчугом, сделанных мастерством не известных русских творцов. Состав кладов открывает художественные вкусы всех сословий домонгольской России, начиная от простых горожан и кончая важнейшими членами общества. Классификацией русскихкладов одним из первых занялся профессор Кондаков, которому принадлежит 6 книг, в которых кладам выделено большое место. Все книги выпущены в 1890-х годах, однако имеют недоработки. Публикации ученого содержат многообразный фактический материал, который и дает в настоящее время единственную важность. В первой половине ХХ века необходимость иного подхода к систематизации русских кладов стала необходимой. Однако выявить для этого нужные пути получилось не с первой попытки. Благодаря госакадемии материальной культуры, получившей вместе с архивом данные Михаила Кондакова, было предпринято улучшенное издание. Написание книги было доверено Гущину, напечатавшему данную книгу в 1936 г.

При подборе включаемых сокровищ Гущин был ограничен ранее собранными данными, однако неполнота и случайность материалов не волновали его. Из всей массы кладов Гущин выбирал только те, которые были ему необходимы для исследования интересовавших его вопросов. Интересовали его, также как и Кондакова, в первую очередь историко-художественные задачи, однако изучал он их, конечно, уже по-другому. Он пытался доказать российское, а не восточное или византийское появление основной массы предметов, вложенных в клады, старался показать характер нескольких русских художественных школ. Но все эти детали решались на случайном материале, однобоко и не глубоко, на материале, полностью ошибочно датированном, благодаря чему заключения его, пронизанные также формализмом и социологизмом, оказались ошибочными.